Как показывает опыт казахстанских зачинателей, на креативе можно заработать в разы больше, нежели на традиционной аренде.

Работа в гамаке

Столичный коворкинг с говорящим названием Multispace. Здесь нет стен, перегородок и кабинетов. Все пространство — 6,5 тыс. квадратных метров, почти с футбольный стадион — поделено на рабочие зоны световыми решениями. Самую незначительную часть занимают места с компьютерными столами. Сотни квадратов занимают кресла, диваны, пуфики, гамаки (эксклюзивной работы) и лежаки – это, говорят здесь, места для индивидуальной работы. А есть еще амфитеатр, библиотека–кинозал, акустическая комната от спонсора Google и переговорные на любой вкус и количество посетителей. Есть сигарная и комната для сна. При этом бесплатно прилагаются скоростной интернет, секретари, консьержи и, разумеется, чай-кофе-музыка.

kovorking3

 

И в этом пространстве могут одновременно трудиться люди разных профессий и даже из разных компаний. Пока это выглядит как отрицание или протест устоявшимся формам работы, но именно за такими офисами будущее, утверждает CEO и организатор астанинского коворкинга Multispace  Эмиль Малджанов:

 

«В Калифорнии это уже давно не тренд, а самый что ни на есть мейнстрим. Google, Adobe, Facebook уже показали, какими должны быть офисы. В нашем веке успех только в людях. Нефть, уголь – вчерашний день. КазМунайГаз у нас один и другого не появится. Всем остальным остается зарабатывать интеллектом. А чтобы интеллект максимально зарабатывал, нужно поместить его в особые условия. Это кажется заход сбоку. Но это так и есть».

87f6a3aa224cf01cb7280ca84a6

Креативный директор Multispace Стас Аппазов считает, что понятие офиса претерпевает эволюцию:

«Тенденция говорит: 10 лет назад все снимали под офисы квартиры. 5 лет назад появились бизнес-центры. Все начали покупать офисы. А потом бизнес-центры поняли, зачем продавать недвижимость, если с нее можно «кормиться» долго, и начали ее сдавать в аренду. Мы — следующий этап».

Антиофис — клуб по интересам или спрос рождает предложение

Кто-то говорит, что коворкинги берут начало еще в 60-х годах прошлого века, когда первые студенты Оксфорда и Кембриджа начали собираться в кофейнях для обсуждения своих научных и бизнес-идей. И это положило начало изобретению современных ПК.

Википедия приписывает открытие формата американскому программисту Бреду Ньюбергу, который в 2005 году столкнулся с необходимостью работы в свободном режиме. Он арендовал большое помещение, превратил его в свободную студию для таких же фрилансеров, как и он. Выходило дешевле.

20150523-WED_3756

Как площадка для свободного общения появился в Алматы коворкинг-центр «Бизнес Фабрика», который организовала бизнес-тренер Лейла Кайназарова с партнером Ренатом Есимбековым.

 

«Я являюсь куратором проекта по созданию собственного дела «Бизнес-молодость» по Казахстану. И мы столкнулись с проблемой: когда обучение подходит к завершению, вся эта армия людей хочет продолжать общаться друг с другом. Но площадки отсутствовали. Для ресторанов мы клиент не интересный: спиртное не пьем, мало едим, а общаемся по 5 часов. Пришлось создать коворкинг», — говорит Лейла Кайназарова.

Свой коворкинг-центр алматинцы ориентировали для начинающих предпринимателей. А именно создали соответствующую инфраструктуру: все о бизнесе и для бизнеса. К примеру, создали в коворкинге «улицу» полезных офисов: предоставили места для аудиторской и юридической компаний, фирмы по автоматизации сервисных систем, фото- и видеостудии и т.п., но в обмен они регулярно проводят бесплатные консультации для резидентов.

 

Коворкеры утверждают, что выходит и дешево, и полезно для резидентов, которых ни в коем случае не считают арендаторами.

Простая экономика: добавленную стоимость формирует креатив

Во всем мире коворкинги считаются дешевыми офисами вскладчину. Казахстанцы видят в них не просто дешевые квадратные метры, а прежде всего инфраструктуру, которая и стоит денег.

«Мы не сдаем здесь квадратные метры. Мы продаем доступ к инфраструктуре. Инфраструктура состоит из решений «офисного стиля жизни», которые, на наш взгляд, являются самыми передовыми в мире. Мы их находим и даем нашим резидентам доступ к таким находкам. И у каждого «доступа» есть своя цена. Что-то ты покупаешь оптом, что-то — нет», — говорит Эмиль Малджанов.

10

Тарифная политика схожа с предложениями мобильных операторов. Месячная абонентская плата  – порядка 30 тыс. тенге. Клубная Gold-карта («все включено») доходит до 150 тыс. тенге. И еще множество вариаций: аренда переговорных, конференц-залов, организация презентаций, встреч и прочее.

«Сегодня среднестатистический офис в 20 квадратных метров в среднем по $20 в Алматы обойдется вам в $400. При этом нужно еще платить отдельно за интернет, за уборку помещения, нет переговорного кабинета. На рынке аренда конференц-зала на 1 день для группы в 70 человек в среднем стоит около 100 тыс. тенге. А здесь это все включено», — подсчитывает экономику для клиентов Лейла Кайназарова.

Спрос есть, утверждают и ее астанинские коллеги. По их словам, большая часть клиентов Multispace – «золотые» резиденты. При таком подходе к пользованию недвижимостью доходность в разы превышает классическую аренду.

 

«Есть бизнес, который покрывает вашу базовую потребность – стол, стул, туалет. Это не наше. Мы оказываем услугу бизнесу. У нас доход на 1 квадратный метр в разы больше, чем любой из офисов в этом городе способен генерировать», — утверждает Эмиль Малджанов.

При этом считает, что этому не помеха ни официозность Астаны, ни ее малочисленность:

«В Астане сколько жителей? 800 тыс. человек. А мне нужно всего лишь 3 000 человек. Поэтому мне все равно, в каком городе я живу: 500-тысячном, 200-тысячном или миллионнике. Просто не надо торговать огурцами, придумайте что-то такое, что позволит вам создавать большую добавленную стоимость».

Несмотря на то, что обе компании открылись всего несколько месяцев назад, они уже полностью покрывают ежемесячные операционные расходы.

«Золотые» клиенты или кто стремится к творчеству

Как оказалось, основные клиенты — это не свободные художники: фриланствующие журналисты, дизайнеры или программисты, а богатые инвесторы.

«Оказалось, что дизайнерам нужен большой компьютер, носиться с такой махиной им не интересно. Студентам пока у нас делать нечего, разве что мастер-класс посетить. А вот большие инвесторы снимают большие переговорные, куда гуськом выстраиваются их компании для презентаций и совместной работы. Так они экономят свое время, не переезжая от офиса одной компании к другой», — говорит Стас Аппазов, креативный директор Multispace.

hPlOjoh6yBk

 

 

Крупные компании снимают пространства коворкинга для целых проектных групп и креативных отделов для многочасовых брейнстормингов.

И кто бы мог подумать, в антиофис потянулись мажилисмены. Они стали практиковать выездные творческие совещания. И они-то уж точно не входили в целевую аудиторию. «Госструктуры – не наши клиенты. Трогать бюджетные деньги — как грабить банк: все за тобой бегают», — шутит Эмиль Малджанов.

Более того, коворкеры сами взращивают себе клиентов. К примеру, и в «Бизнес-Фабрике», и в Multispacе ввели моду на встречи инвесторов со стартаперами. Их тут же поддержали различные институты развития.

В Multispace пошли дальше и отдельным стартаперам даже предоставляют бесплатно, но не бескорыстно рабочие места на время. «Если в течение трех месяцев они найдут своих 50 клиентов, бизнес состоялся. А когда они начнут зарабатывать деньги – они с нами этим поделятся: придут и сядут к нам в аренду. И нам от этого хорошо будет», — поясняет Эмиль Малджанов.

Владельцы «Бизнес-Фабрики» видят своего «золотого» клиента в малом бизнесе. «Чем хорош малый бизнес? Он может быстро среагировать на экономические ситуации, что и происходит. В отличие от больших кораблей, которым даже сложно повернуться», — говорит Лейла Кайназарова.

И делает ставку на обучающие ивенты для начинающих бизнесменов, с которыми они связывают и рост своей компании.

Будущее за бизнес-городами

«У нас задача — изменить мир офисов!», — заявляют в Multispace в ответ на вопрос, когда они рассчитывают окупить инвестиции, которых потребовалось на организацию второго по величине в мире коворкинга, почти 2 млн долларов.

womanWithMac1

«Мы не являемся субститутами офисов. Мы — пространство для самореализации. Мы хотим здесь реально собрать людей, которые готовы помочь друг другу. А мы видим себя как тамада этого процесса. На Астане мы отрабатываем бизнес-модель и технологии, а потом пойдем ее тиражировать по миру», — заявляют в компании, будучи абсолютны уверены, что именно за этим будущее.

К слову, компания уже вступила в профессиональное сообщество коворкингов, которых насчитывается в мире порядка 420 (официально позиционирующих себя таковыми).

«В других странах есть тенденция создания отраслевых коворкингов. Когда в одном месте садится весь бизнес, связанный со строительством: монтажники, ремонтники, стекольщики, архитекторы, мебельщики и т.д. Для них также проводятся мастер-классы, но уже специализированные. И клиенты к ним приходят ко всем, что очень удобно. Есть арт-коворкинги, где соответственно своя аудитория резидентов и клиентов. Возможно это то, что появится в Казахстане в будущем», — делится мнением о развитии новых форматов Лейла Кайназарова.

Ну а далее офисы будут захватывать все больше и больше площадей, превращаясь в бизнес-города.

Статья с сайта http://partner.kz/news/view/674 

Оставьте комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет показан другим