«Под прессом» с Махаббат ЕСЕН и Жулдыз СЕЙСЕНБЕКОВОЙ

Четыре года назад копилку казахстанского кинематографа пополнила историческая кинолента «Жаужүрек мың бала», которая произвела настоящий фурор в стране как в контентном, так и в кассовом планах. Масштабные сцены баталий, воссозданные согласно времени костюмы и украшения к ним, красота зеленых пейзажей и широких степей, а также новая плеяда актеров – зритель наслаждался эпичностью происходящего.

Актерский список из имен признанных мэтров кино: Тунгышбая Жаманкулова, Досхана Жолжаксынова, Берика Айтжанова, Нурлана Алимжана и других известных нам актеров был ожидаем, удивил каст среди молодого поколения талантов. Так мы в скором времени уже знали в лицо Аяна Утепбергена, Куралай Анарбекову, а главное – познакомились с Асылханом Толеповым, который, как выяснилось позже, дебютировал в дуэте с братом Артуром.

IMG_0263-Edit

В семье Толеповых изначально не было предпосылок для воспитания будущих звезд кино. Старший брат грезил археологией, изучал историю, мечтал о путешествиях, младший занимался тхэквандо, на досуге увлекаясь хулиганством в школе. И без того занятые практически круглосуточной работой на рынке родители не успевали проводить воспитательные беседы с Асылханом. Однако младший сорванец в семье все же прислушивался, но только к старшему брату, на которого хотел походить, кому хотел соответствовать и кого безоговорочно уважал и любил. Тогда Артур об этом мало что знал. Зато многое может рассказать сегодня в интернет-проекте «Под прессом» с Махаббат ЕСЕН и Жулдыз СЕЙСЕНБЕКОВОЙ.

IMG_0214-Edit

Артур встретился с нами в Астане, после посещения стоматолога. И несмотря на зубную боль, как настоящий профи своего дела, не показал испытываемого по этой причине дискомфорта. Напротив, уже через десять минут беседы актер, певец и телеведущий улыбался нам в 32 зуба, все дальше вовлекаясь в разговор о его семье и творческой жизни.

 

Махаббат:

— Говорят, что зубная боль в рейтинге страхов номер один. Такие волнения доводят даже до стресса. А в международном реестре профессий, которые подвержены наибольшим эмоциональным всплескам, профессия актера замыкает топовую тройку. Кстати, журналисты по теме стресса ваши главные соратники: так или иначе всегда приходится испытывать какие-то неудобства. Но настоящий актер не покажет своего страха, а опытный сделает его своим преимуществом. Как у вас обстоят дела по этой части, что вы можете сказать о профессии изнутри? Первый опыт, умение лавировать, искусство лицедейства. Интересно все.

IMG_0249-Edit

Артур:

— Громко сказано по поводу всего, что я мог пережить. Конечно, никогда просто не было, но пройти «через тернии к звездам» — классический путь артиста. Путь, который я выбрал в 2007 году, когда поступил в Академию искусств на актера музыкального театра. Однако все началось гораздо раньше – в школьные годы, с театрального кружка с руководителем Гульшарой Есетовной. Этот педагог с большой буквы заметила меня еще в пятом классе, и последующие пять лет, до девятого класса привлекала к участию в спектаклях и конкурсах. Поэтому, если говорить о человеке, что повлиял на мой выбор профессии, то не ошибусь, если назову ее имя. Как бы громко не звучало, благодаря ее вниманию тогда, сегодня я снимаюсь, пою и выступаю.

А теперь возвращаемся к стрессу. Первый такой опыт я испытал на современном спектакле «Махаббат мелодрамасы», где сыграл «грязного» продюсера, что пристает к молоденьким девушкам (немного смущается).

IMG_0248-Edit

Жулдыз:

— Как не свойственно вам: с образом смелого юноши, парня добряка!

Артур:

— Да, по натуре я не такой человек, я – адекватный, спокойный, а там надо было реально играть: искать, создавать, творить этот образ. Был момент, где согласно образу я буквально домогаюсь певицы, обещая ей: «Ты станешь суперзвездой, только поверь». А девушка с возмущением и злостью отвешивает мне шапалақ. Это была репетиция, до спектакля оставалось две недели. Хорошой пощечины никак не получалось, все было мимо: в шею, по уху и даже в висок. Процесс затянулся, отчего режиссер буквально бился в агонии. В тот день все присутствующие получили мастер-класс от женщины-режиссера. Такой шапалақ я запомнил на всю свою жизнь: искры так из глаз летели, что я был близок к потере сознания. Играя свою роль, я думал не о своих действиях, репликах или партнерше, я размышлял о работе режиссера, о том, как исход всей работы зависит от его профессионализма, но еще и о человеческих факторов. Ведь на площадке всякое бывает. А постановка театральная, я совсем зеленый. В свои 19 я переживал наперед о том, с какими людьми мне еще доведется работать, и что в целом ждет меня, как начинающего актера.

Эта «нахальная» роль продюсера изменила восприятие окружающих, которые поверили мне новому, такому плохому человеку на сцене. И разумеется, именно эта противоположная моей сущности роль мне и запомнилась больше всего. Интересно было потом считывать эмоции с лиц родителей, которые сразу и не признали в играющем в спектакле человеке своего сына. Позже они признались, что видели совершенно другого Артура. Тоже самое говорили и друзья. Честно, мне было приятно, что я смог донести до зрителей характер героя.

IMG_0238-Edit

Жулдыз:

— Работа на театральных подмостках – высший уровень, ни с чем в сравнение не идет. Начать с этого – уже счастье. Были ведь и другие работы. Расскажите об одной из запомнившихся.

Артур:

— Театр – это место, где не существует дублей. Можно репетировать месяцами, но выдавать надо так, будто это твой единственный и последний раз. Накал эмоций, страстей, экспрессия – словом, тебе выпадает шанс продемонстрировать одну из твоих маленьких жизней на этой площадке, которую можешь прожить так правдиво и честно только ты сам.

А вторая постановка называлась «Әке аманаты», очень сложный спектакль. Здесь я уже играл не главную роль, а второстепенную, и достаточно противоречивую: был парнем из медресе, читающим намаз. Я пролил немало слез на площадке в то время: по сценарию нужно было каждый раз плакать, спрашивая при этом у бога о причине своих проблем и такой несправедливости по отношению к верующему в него молодому человеку. Играя такую ситуацию, ты начинаешь искать моменты грусти, печали, и даже горестных событий в своей памяти. Если таковых нет, ты создаешь воображаемую модель, вызывающую все эти эмоции. Можно, конечно, не углубляться в этот психоанализ, но тогда перед твоим героем возникают барьеры. И если ты его не чувствуешь, не устанавливаешь контакта, ты его теряешь, как и возможность быть понятым, убедительным для зрителя.

Если собраться так и не удается, конечная инстанция — мысленное убийство близких тебе людей.  Это очень сложно. Сложно представлять, будто ты хоронишь своих близких. Но мне пришлось применить этот метод, после чего в один момент я так заигрался, поверив в свою сказку, что сразу не смог выйти из этого состояния.. Я плакал, плакал.. Все 20 минут, что я играл, я плакал. Все выглядело так реалистично, что меня потом спрашивали, что со мной, в порядке ли я. Когда все заканчивалось, то я выходил другим человеком. Возможно, для кого-то это покажется крайней мерой, о перевоплощениях – о том, что вживаться и проживать жизненные ситуации своего героя  на максимуме, не есть правильно – спорят до сих пор. Но как я говорил ранее, в театре нет дублей.

IMG_0268-Edit

Жулдыз:

— Философские умозаключения. Меня даже местами пробрало. Глубоко копаете, господин Толепов.

Махаббат:

— Если оценивать образ Артура Толепова, который был уже в легендарной картине «Жаужүрек мың бала», меньше всего вы производите впечатление романтичного парня, при всем своем спокойствии, уравновешенности, серьезности. Вспоминая роль Ильяса, отмечу, что вы не проявляли лидерских качеств, предпочитая следовать командным действиям. В жизни же наоборот: перед нами другой человек, сангвинико-флегматичного типа, находящийся в постоянном творческом поиске. Тому подтверждение — различные пробы в музыкальном жанре, в певческой карьере, разнообразие актерских типажей в кино. Но где комфортнее настоящему Артуру? Либо вы делаете специально: компилируете все ваши возможности, чтобы вас больше знали, чтобы экономически выгодно было? Где правда?

Артур:

— Скажу вкратце: я не делю актерское мастерство и пение. Знаете, что мне помогло раскрыться? Тамадирование, ведение мероприятий — тойский формат. Игра в чистый натуральный казахский той кого угодно сделает звездой, при условии, что вы постоянно работаете над собой. Наши тои делятся на два типа: элитный той и просто той. На последнем ты будто всю жизнь дружил с виновниками торжества – знаешь о них все, поешь им, танцуешь с их гостями, анекдоты рассказываешь. На элитном же тое уровня сложности нет. Здесь все намного проще: деловое выражение лица, хорошо сидящий костюм и обязательно уложенные волосы. В театр ходить не нужно, здесь тоже свои представления, где главный герой на самом деле – это тамада.

IMG_0247-Edit

Махаббат:

— А что ближе всего?

Артур:

— Мне ближе актерское мастерство. Петь я начал еще в школе, где меня очень хорошо поддерживали мой классный руководитель и одноклассники. Мне говорили: «Ты – талант», а мне казалось странным такое единогласие. Я считал, что далек от всего этого. Ведь планы были стать археологом или историком. Поэтому я думал, что мне врут, стараясь не обидеть.

Жулдыз:

— Что это было: неуверенность в себе, несоответствие действительности, а может, просто не хватало опыта? Школа как никак. Все только начиналось.

Артур:

— Скорее всего второй вариант. На уроках казахской литературы только я поднимал руку. По остальным предметам был троечником. Я очень любил стихи, и зачитывался ими взахлеб, запоминая огромные по объему произведения. От любви к литературе я перешел к конкурсам чтецов, откуда прямиком попал в мир ведения школьных мероприятий. По сути кроме меня никого и не было, кто бы мог и хотел этим заниматься. Для моих одноклассников выйти на сцену считалось неприемлемым для юноши. Я на это не обращал внимание, и продолжал принимать участие в конкурсах и выступать на сцене.

Увлечение выразительным чтением в 2007 году во время поступления в колледж привело меня к конкурсу чтецов между учителями и студентами. Об участии школьников не могло быть и речи, но я все же оказался среди конкурсантов, взял Гран При, получил ноутбук из рук Ахметжана Есимова, тогда еще акима Алматы.

Арыстанбека Мухамедиулы только назначили ректором Казахской национальной академии искусств им. Жургенова, и ректор учебного заведения запомнил меня как студента КазНАИ, коим я тогда еще не являлся.

IMG_0273-Edit

Махаббат:

— От театрального опыта и конкурса чтецов перейдем к кинореальности. И здесь мы будем говорить, конечно, о судьбоносной для вас картине «Жаужүрек мың бала». Как простые мальчишки, молодые да неопытные, но смелые и харизматичные попали в боьшое кино к самому Акану Сатаеву? Что происходило с вами на съемочной площадке уже после утверждения ролей? Потому что, не будем лукавить, многие мечтают сниматься в такого рода кино у именитого режиссера, но в силу ряда обстоятельств это желание так и остается на уровне мечты.

Безусловно, эта история изменила вашу жизнь. Та жизнь, которой вы живете сейчас, и немного зная вашу биографию, та, которой жили до «сатаевских» событий – абсолютно разные жизни. Вряд ли тогда вы могли знать, что в скором времени станете  востребованным актером с сотней тысяч поклонников, которые вдобавок слушают ваши песни и ходят на проводимые вами концерты. Определенная удача, неправда ли?

Артур:

— С этого момента разговор пойдет о двух Толеповых. Второй из них – тот самый герой Сартай, который, не играл, а жил собственной жизнью на площадке Акан-ага.

Асылхан – полная противоположность меня, вообще другой. Во-первых, он – спортсмен, на протяжении многих лет профессионально занимавшийся тхэквандо, и даже занявший первое место на родине этого вида единоборств, в Корее. Наш ерке-бала в школе учился плохо – на тройки и двойки. Не потому, что отставал в учебе, ему было все равно. В приоритете был спорт, и как он говорил, ему было достаточно умения писать и читать. Но одного этого заявления было мало, последовали действия: школьные драки и череда разбирательств с директором и родителями пострадавших. Самое интересное, что дома милее и спокойнее ребенка не было. Но стоило выйти на улицу, и хороший мальчик становился плохим. По этой причине у нашей семьи было много проблем, в том числе и у меня лично. Со мной одно время даже перестали общаться одноклассники, потому что Асылхан их сильно задирал, а потом закреплял свое превосходство кулаками. Да-да, я ничего не путаю. Это тот самый Сартай из «Жаужүрек мың бала», гордость нации и депутат маслихата Алматы.

IMG_0309-Edit

Получалось, что меня вся школа любила, а его ненавидела. Поэтому как только подошло время к окончанию девятого класса, ему поставили ультиматум: либо переход в колледж, либо отчисление. Первый  вариант, разумеется, был лучшим. Тем более, что Асылхан действительно готовился к поступлению в Академию туризма и спорта по направлению тхэквандо. Но не тут то было: мой младший брат снова затеял драку, после чего отец лишил его возможности выбора. Внезапно перед ним появилась перспектива обучения в КазНАИ – именно туда, куда поступил я, в качестве наказания отец хотел отправить Асылхана на обучение. Брату такие планы не понравились. К тому же в его понимании все творческие люди, всерьез занимающиеся пением и актерской деятельностью, мужского пола обязательно должны были быть нетрадиционной ориентации.

В свою очередь наш Асылхан напоминал парней из сериала «Бригада», где Саша Белый с друзьями были всегда своими пацанами, с девчонками не фотографировались, и только такие цитаты бросали: «Родной, за тебя! Брат за брата». Я в то время уже во всю встречался с девушками, а у него на уме были спорт, драка и его пацаны. Кстати, друг Сартая, Таймас, по кинообразу, и в жизни лучший друг Асылхана, и точно такой же спортивный персонаж. Перед поступлением Аян позвонил Асылхану, узнавая о его внеплановом обучении в КазНАИ. Асылхан, так и не смирившийся со своей участью, с обидой в голосе отвечал ему: «Меня заставляют поступить туда же, где Артур учится. А он, представляешь, в лосинах ходит дома». Вы, наверное, хотите знать, почему в лосинах? У нас проходили бальные танцы. И после сложных тренировок я, бывало, не сразу их снимал. В эти моменты Асылхан всегда был тут как тут.

IMG_0340-Edit

Жулдыз:

— Занятная история. Наказание так наказание. Но как же авторитет старшего брата? Того самого, на которого желает быть похожим младший брат, а значит, всегда прислушивается, советуется, где-то копирует. Ведь вы были дружны?

Артур:

— Да, несмотря на то, что мы были абсолютными разными в своих увлечениях, все же были близки. И именно по этой причине он отказывался понимать мое желание стать актером, он не принимал этого. Ему было удобнее видеть меня спортсменом. Он так и говорил: «Из тебя вышел бы хороший боксер».

Жулдыз:

— А вы таким не были? Не увлекались спортом вообще?

Артур:

— Нет, я только играл в футбол. И к тому же, было достаточно других дел у студента «жургеновки» (смеется). Продолжая историю Асылхана на пути к его звездному дебюту, скажу, что наш младший Толепов решил «отбыть наказание» не один, а вместе с лучшим другом, затащив с собой на актерское отделение Аяна Отепбергена. На тот момент у них не было стремлений: лишь бы отучиться и получить в итоге диплом. Однако в реальности все оказалось куда интереснее. Целый поток известных сегодня артистов, среди которых Торегали Тореали, Анара Батырханова.

IMG_0312-Edit

Непринужденность и мальчишеская беззаботность привели «Сартая» и «Таймаса» к мгновенному успеху. Они пропускали предметы в институте, но ребячились, практикуясь у здания «Казахфильма». Здесь, находясь на его территории, они придумывали себе персонажей, где каждый прохожий у них – режиссер, который обязательно их заметит и пригласит к себе сниматься. Вы бы мне не поверили, но результат все видели в 2012 году, на презентации той самой кинокартины (смеется).

В один из дней ребят замечает кастинг-директор и делает пару фотографий. Как выяснилось позже, до запуска проекта оставалось две недели, а главного героя все еще не было. В общем, мы с Асылханом приняли участие в кастинге. Причем так вышло, что мы сфотографировались в одной и той же рубашке. Ее, кстати, мама потом сохранила и спрятала в сундук на память (вспоминает и улыбается).

IMG_0343-Edit

В то время Асылхан учился на третьем курсе колледжа, а я на первом курсе Академии. Придя на кастинг, я услышал в коридоре возгласы восторга об одном из кандидатов на главную роль. Девушки переговаривались между собой, называя того парня классным и по-настоящему талантливым. Уже в конце ненароком подслушанного разговора я понял, что передо мной стоит кастинг-директор, которому нахваливают моего младшего брата.  Я тогда подумал: «Что? Асылхан? Он классный? Да он же балбес! Учится не хочет. Только и знает, что руками да ногами махать». Говорил я это не от злости, просто я понимал, какая ответственность возлагается на главного актера, и что, если им станет Асылхан, все это может превратиться в детский сад с сиюминутным интересом, ведь для него все это было игрой, вызовом на слабо.

IMG_0323-Edit

Возможно, наша актерская жизнь сложилась бы иначе. Но эти одинаковые рубашки с инициалами «Толепов А.» сыграли свою роль, запутав команду, и таким образом, предоставив выбор самому Акану Сатаеву.

Асылхан был первым, кого пригласили на кастинг. Каждый день он куда-то уходил, приходил, и в одно время заявил, что его утвердили, не уточнив на какую роль. Проходит время, и мы по радио слышим в числе главных героев фильма десятилетия имя этого сорванца. Какого было удивление отца, который отправил тремя годами ранее его туда как на каторгу. Но папа не обрадовался этому факту, зная, какой непослушный и «быстровоспламеняющийся» характер у его 17-летнего сына. Он даже просил его отказаться от исторической роли, переживая, что тот подведет, так как до конца не понимает, во что ввязался.

IMG_0348-Edit

Асылхан ничего слышать не хотел, ответив только, что съемки – это ерунда, и он справится. Позже утвердили и мою кандидатуру. И знаете, что в этой ситуации интереснее всего? Меня взяли на роль благодаря Асылхану после непринужденной беседы со съемочной командой, где его спросили, есть ли у него брат (заливисто хохочет).

IMG_0336-Edit

Жулдыз:

— Артур, вы сильно удивились, увидев брата другим человеком? Ведь на площадке перед вами был актер Асылхан Толепов, а не вчерашний хулиган, гроза школы.

Артур:

— Не то слово. Спустя несколько дней мне предстояло знакомство с актером Асылханом Толеповым, шутником и рубахой-парнем, которому было дозволено все на съемочной площадке. Он ходил и знакомил меня со всеми. Мне говорили: «Покажи грусть, радость, другие эмоции» (показывает эмоции, гримасничает), а мой младший брат уточнял потом у них: «Нормально ма? Алайықшы». И меня взяли. Мои съемки стартовали через неделю.

IMG_0353-Edit

Жулдыз:

— Здесь вы забыли уточнить, что вас взяли по заслугам. Просто Асылхан помог ускорить этот процесс. Верно я все говорю?

Артур:

— Вы, может, и верно говорите, но вот другие говорили, что мы – сыновья чиновников, роли нами куплены или получены ввиду авторитета родителей. Но я никогда не скрывал, что являюсь выходцем из простой рабочей семьи, где мой отец 15 лет проработал на рынке. И мы ему в этом с Асылханом в свободное от учебы и работы время помогали.

IMG_0345-Edit

Жулдыз:

— Артур, я была на съемочной площадке, когда снимали «Жаужүрек мың бала». Как раз мы с другой съемочной группой во главе с режиссером Рустемом Абдрашевым, в картине которого вы дебютировали в массовой сцене («Небо моего детства» — прим. Автора), держали путь в Монголию, снимали документалку «По следам Чингисхана». Рустем и Акан – друзья и коллеги, а потому мы заехали поздороваться и поддержать этот проект. Прошло ровно 5 лет с момента исторических съемок. Там, находясь на площадке, благодаря декорациям, старинным костюмам, профессиональному гриму, замечательному пейзажу, где голая степь и одно деревце на всех, а еще 40 градусов жары и неимоверное количество дублей с 30 бабушками на заднем фоне, закрываешь глаза на парящие в воздухе камеры и бегающих ассистентов с кофе, и будто реально попадаешь во времена, где все решали за тебя, верховодил совет старейшин, отдельных жузов, где в почете были непоколебимый авторитет и согласие со старшими. Непередаваемая атмосфера! То, что сделал Акан Сатаев, до конца еще не осознано, и будет понято спустя десятилетия другими поколениями.

А теперь вернемся к истории Толеповых. Это всё здорово, весело, смешно, хорошо рассказано, но вы не просто братья, а коллеги по площадке, чью роль, возможно, мог получить ты, мечтавший о карьере артиста, не пропускавший ни одного занятия, развивавший свое мастерство на протяжении многих лет.. Ваш младший брат попал в кино по фатальной случайности, вы оказываетесь на этой площадке после его рекомендации. И как у человека, у которого, наверняка, раз вы выбрали эту профессию, есть нотки тщеславия, не возникало сразу несколько вопросов к своему брату? Не было ли зависти, чувства несправедливости, обиды?

Артур:

— Вообще нет. Я больше переживал за финал этой сказки. Я подумал: «Это весело, но каков будет итог?». Я видел Асылхана в работе: сцена, где они с Таймасом обсуждают план действия. Я наблюдал и видел в его глазах огонь. Я ему верил. На душе было так тепло и приятно, от того, что он нашел себя. Вы уже знаете, что я думал о его возможном халатном отношении к роли, а здесь я увидел актера, молодого, напористого, страстного. Я радовался тому, что искусство его воспитало. И я благодарен ему за то, что попал в эту прекрасную сферу его стараниями. Благодарен Всевышнему, что показал ему иной путь.

А знаете, если бы Асылхан не увлекся творчеством, все могло пойти по другому, плохому сценарию. Его учителя делали прогнозы, давали ему года два, после чего жизнь с постоянными драками могла привести к тюрьме. Эти же педагоги спустя несколько лет сидели на премьере фильма и до конца не могли поверить, что перед ними не хулиган, а герой Толепов, причем главный актер, чья игра не оставляла равнодушным никого.

IMG_0354-Edit

Махаббат:

— Несмотря на то, что в главной роли сыграл Асылхан, ведущий скрипкой были вы. Больше, чем на 100 %, уверена, что он нуждался в тот момент в вашей поддержке и одобрении. Вы – тот самый старший брат, на которого он равнялся и равняется по сей день. Это настолько уникальное приключение, которое можно с уверенностью вносить в историю отечественного кинематографа.

А что сегодня происходит между братьями? Как вообще складывается ваша жизнь в реальной действительности?

Артур:

— Очень часто Жайна, Аян и я собираемся вместе, и каждый раз как в первый обсуждаем этот фильм. Это больше, чем кино, это нечто родное, что с тобой теперь навсегда. Я бывал на разных съемочных площадках, играл в массовке – и до, и после «Жаужүрек мың бала» – и чувствовал разную атмосферу, другое отношение к актерам. Видел и таких режиссеров, что сквернословят и все время подавляют актеров своим авторитетом, не давая возможности до конца раскрыться, что казалось бы очень дико в наше время. Большое спасибо Акану Сатаеву за веру в Асылхана.

Конечно, были как доброжелатели, так и те, кому его напористость не нравилась. Последних изо дня в день становилось больше. В основном говорили о его удачливости: «Уснул – проснулся звездой». Это имеет прямое отношение к Асылхану. Но вот только он в своем узнаваемом статусе не был готов к негативу, а потому снова начал драться. Только проблемы были уже не детскими.

IMG_0351-Edit

Я снова начал за него переживать. Но все решила одна поездка – гастроли Асылхана в Кыргызстан, после которой он поменялся на 360 градусов. Нас приглашают на различные мероприятия, где его обязательно кто-нибудь да задерет, а он вместо размаха кулаками продолжает вести беседу и отшучивается.

После исторической картины Сатаева Асылхан устроился на работу в акимат, где работал над различными проектами. Как и тогда, я и сегодня продолжаю поддерживать во всех начинаниях своего младшего брата. Когда Асылхан баллотировался в депутаты, я не стал вмешиваться в процесс, решив, что правильнее будет, если он самостоятельно научится падать и подниматься, преодолевая жизненные барьеры. К тому же работа депутата потребует от него дисциплины, ответственности, необходимых компетенций. А он на меня обижался за то, что я помощи своей не предлагал.

Сейчас я горд за своего брата, и больше не волнуюсь за него.

IMG_0252-Edit

Жулдыз:

— Много можно говорить об уникальности вашей братской связи, о том, какие вы оба замечательные. Вы говорите очень взросло и ответственно о ваших взаимоотношениях. Далеко не каждый может похвастать этим. К тому же у вас замечательная семья, счастливы и Вы — дети, и ваши родители, которые гордятся Вами.

Махаббат:

— В одной из наших с вами встреч, Артур, вы мне сказали, что хотите больше времени посвятить своему музыкальному творчеству. А что на счет кино? Есть ли какие-либо интересные предложения ? Мечтаете ли Вы о какой –либо главной роли?

Артур:

— Спасибо Жулдыз, Махаббат. Знаете, я хотел бы сыграть Сакена Сейфуллина.

Махаббат:

— Почему именно его?

Артур:

— История жизни Сакена Сейфуллина очень интересна и уникальна для меня. Как всем известно, был он красивым и статным человеком, обладал выдающимся умом. Цвет нации, интеллигент до мозга костей. Когда он проходил по улице, все узнавали его, и вслед перешептывались между собой, указывая: «Это Сакен». Его манера поведения, воспитание, ведение беседы, то, как он переживал тяжелые времена, что сделал для казахского народа, литературы, культуры в целом – бесспорно, такие личности оставляют след в истории.

IMG_0396-Edit

Махаббат:

— Слушая Вас, невольно вспоминаю образ Сергея Безрукова. У меня был опыт общения с ним. Считаю, что он один из выдающихся актеров современности. Он безумно любит классику и эмоционально лиричен. Есть ли среди Ваших друзей профессиональные актеры, которых Вы бы могли назвать своими наставниками? В творческой среде искренности как и много, так и мало.

Артур:

— Для меня это Нурлан Алимжанов, Берик Айтжанов.

Жулдыз:

— Артур, а в певческой карьере это, наверное, Алексей Воробьев, с которым вы сделали интересный музыкальный продукт.

Артур:

— Это тема отдельного интервью. Мы нашей дружной компанией с Тауекелом Муслимом, Ерланом Бухарбаевым, Бауыржаном Сатовым, Олжасом Альжановым ездили в США на фестиваль кино CinemaCon. Там я встретился с Лешей, мы уже общались и дружили некоторое время до этого. Алексей поделился со мной идеей клипа, который хотел снять с моим участием на песню, которую написал накануне. Мы не были готовы к такому повороту событий, поэтому действовали молниеносно. Даже вызвали на американские съемки в срочном порядке актрису и модель Дину Тасбулатову – наш автор так хотел, чтобы главной героиней стала азиатка. В общем, получился интересный опыт, и новый хит, за который я благодарен моему другу Алексею Воробьеву.

IMG_0407-Edit

Жулдыз:

— Артур, подводя итоги, признаюсь, что ранее не была поклонницей вашего творчества и тем более подписана на вас в социальных сетях. Больше знала вас в качестве брата Асылхана Толепова, что известно и многим другим. Хотя признаться, мы сталкивались на съемочных и концертных площадках.

Познакомившись лучше с вашим «Я» сейчас, хочу сказать, что вы частично воплотили свою детскую мечту – стали первооткрывателем в уникум сочетании «певец-актер-ведущий». Причем лично меня удивляет ваша певческая деятельность, и те короткометражные фильмы, что вы снимаете клипами, абсолютно непохожие на канонический казахстанский продукт. Возникает ощущение, что ты смотришь западную работу с восточным колоритом и азиатским лицом, где есть место мудрым цитатам, красивой картинке, отличной игре и подобранному касту, но что важнее всего – хорошему тексту. Слишком много точных попаданий!

Для меня, филолога по базовому образованию, ваш Инстаграм стал настоящим откровением. Я сейчас не о грамматике и стилистике, а о полете мыслей, вашей собственной глубине. Возможно, из вас получился бы хороший писатель-мемуарист. Через лет 10, когда вы пройдете свой тернистый путь и у вас будет серьезный багаж за плечами, обязательно поделитесь этим опытом с нами. Словами, книгой.

Махаббат:

— Вы часто фигурируете в рейтингах «Самые красивые актеры», «Самая талантливая молодежь Казахстана», «Топ лучших телеведущих». В этих списках можно найти сразу двух Толеповых. Вы и ваш брат дополняете друг друга. Людей-маяков, за которыми хочется идти, очень мало. И приятно, что вы можете быть тем самым примером для нового поколения людей дела и слова. Спасибо за это интервью!

Артур:

— Спасибо вам! Сегодня и я был тронут, и рад тому, что провел этот час в компании умных и интересных девушек, удивлен вашим журналистским чутьем, восхищен знанием своего дела! Спасибо! До новых встреч!

Гость программы «ПОД ПРЕССОМ»: Артур Толепов @arturtolepov

Интервью подготовили: Махаббат Есен @mahabbatesen и Жулдыз Сейсенбекова @dudu_seisenbekova

Текст: Жулдыз Сейсенбекова @dudu_seisenbekova

Локация: кафе Black Duck @cafeblackduck

Фото: Руслан Карсамов @rula_1337

Оставьте комментарий

Ваш адрес электронной почты не будет показан другим